«Буква» и «дух» художественного перевода

Каким должен быть перевод — как можно более точным или как можно более естественным? Чему переводчик должен быть более верен — букве или духу оригинала? Твердых критериев степени верности или вольности перевода не существует и по сей день. История художественного перевода рисует нам картину борьбы двух направлений, двух взглядов на перевод. С одной стороны, — буквалистский перевод, когда переводчик выступает как бесстрастный ремесленник, добросовестно копирующий оригинал. С другой стороны, — вольный перевод, воссоздающий «дух» оригинала с помощью «буквы» перевода. Переводчик не свободен от собственного художественного «я», поэтому в пределах подлинника происходит некоторая переоценка ценностей, отвечающая духу поэтического мира переводчика.

Эти два направления ярко проявляются в переводах Шекспира, сделанных М.Лозинским (1933) и Б.Пастернаком (1940). Переводчики были людьми одной и той же эпохи и той же литературной среды, и проблематика, с которой они сталкивались, содержала много общего. Но к решению этих задач каждый из них шел своим собственным путем.

М.Лозинский — сторонник научно-реставрационного подхода к поэтическому переводу. Он строго подчинил себя шекспировскому тексту, отказался от всяких вольностей и субъективного отношения к переводимому оригиналу, изученному глубоко и всесторонне. Переводчик с непревзойденной точностью передал как стилистические особенности Шекспира, так и архитектонику его речи, систему образов, т.е. самую сердцевину его поэзии.

Пастернак-переводчик не отделяет себя от Пастернака-поэта. Восприятие драматургии Шекспира строится у него на интуитивно-творческом воображений. Пастернак разгадал существенную сторону шекспировского стиха, понял, что язык Шекспира насыщен оборотами, воспроизводящими или копирующими идиомы живой речи той эпохи. Уступая переводу Лозинского в скрупулезном стремлении к смысловой точности, перевод Пастернака в значительной степени приближает шекспировский стих к сердцу читателя.

Анализ межъязыковых коррелятов в переводах М.Лозинского и Б.Пастернака выявил их распределение следующим образом. Переводу Лозинского свойственно значительное преобладание коррелятов-эквивалентов (29%) и коррелятов-аналогов (26%) по сравнению с переводом Пастернака (14% и 20% соответственно). Эти корреляты идентично или тождественно воспроизводят все компоненты значения языковых единиц оригинала. С другой стороны, в переводе Пастернака значительно преобладают смысловые корреляты (26% против 2% у Лозинского). Такие корреляты передают лишь фактуальную смысловую информацию, утрачивая концептуальную.

Автор статьи Никонова В.Г.

×
Мы перезвоним
Вам перезвонить?